ПУТЬ ОТ ГЕРОЯ ВОЙНЫ ДО ВРАГА НАРОДА

 



РАМЕНСКИЙ НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

 

  Весной 1878 года в далекой северной глубинке, в Чаромской волости Череповецкого уезда Новгородской губернии, в крестьянской семье родился сын. В метрической книге Ирмовской Троицкой церкви сохранилась запись под номером 15 о том, что 27 апреля родился, 30 апреля крещен младенец Николай. Родители - деревни Рамешки Савиновой крестьянин Василий Алексеев и его законная жена Наталья Прокопьева. Фамилии у родителей в записях отсутствуют. Но это и не удивительно. В XIX веке большинство крестьян Новгородской и других северных губерний были бесфамильными.

   Давно уже нет той деревни.  Более полувека назад она была исключена из списков сельских поселений. Разъехались ее жители кто куда. Кто добровольно выехал, кого принудительно выселили. Старики умерли, дома опустели, а потом и вовсе исчезли с лица земли. Ныне этот маленький кусочек земли ни что иное, как пустошь. Пустошью в средние века называли деревню, брошенную или покинутую людьми в силу ряда причин.
   Но в XIX веке деревенька Рамешка Савинова имела богатую историю длиною не менее четырехсот лет. Более подробно об истории деревни можно прочитать здесь.
  Более двух столетий этой землей владели помещики Кудрявые, одни из крупнейших землевладельцев Белозерского края. Но в 1843 году деревня и 228 десятин земли уже принадлежали вольноотпущеным крестьянам Николаю Андрееву с прочими, а вторая половина - пустошь в 200 десятин - оставалась за коллежским ассесором Платоном Григорьевым Кудрявым с братьями (РГАДА, регистрационная книга планов генерального межевания).
   Тогда же в 1843 году в деревне значилось 3 души мужского пола. Возможно, вольноотпущенный крестьянин Николай Андреев был родным дедом  Василия Алексеевича и прадедом Николая Васильевича.

  Василий Алексеевич, около 1913 года.










  Деревенька или скорее небольшой хуторок лежала в небольшой долине двух маленьких речек Черная и Улома. С севера деревеньку опоясывал дремучий девственный лес. Рядом пролегала проселочная дорога, соединявшая окрестные деревеньки на берегу Шексны с почтовым трактом Череповец-Кириллов. В 5-и верстах от деревни на восток проходила граница между Новгородской и Вологодской губерниями.

 


 Карта 1847 года. Красным цветом обозначена деревня Савина Рамешка, голубым - Ирмовская Троицкая церковь.

   Родился Николай в четверг (по старому стилю). Дождавшись воскресенья, семья в составе отца Василия, жены Натальи и двух малолетних сыновей Платона (?) и Павла (1872 г.р.), нарядившись в белые рубахи, отправилась в Ирмовскую церковь покрестить новорожденного. Путь недалекий, всего 8 верст на запад. Там на возвышенности, отражаясь в несущихся водах Шексны, стояла Троицкая Ирмовская церковь.
  Церковь была построена в 1816 году и вплоть до 30-х годов XX столетия являлась духовным центром  24-х окрестных деревень.
 

До наших дней церковь не сохранилась. На фото красными  рамками обозначено ориенти-ровочное местоположение Ирмовской Троицкой церкви. Фото сделано с противоположного берега. Более подробно о церкви можно прочитать здесь.














  Таинство крещения совершил священник Троицкой церкви  Александр Дьяков. Ему помогал псаломщик Кирилл Прозоровский. Летом этого же года псаломщик Прозоровский был уволен за штат по старости. 
  Пару слов о священнике Александре Дьякове. Несмотря на то, что священники являются посредниками между богом и людьми, исповедуют христианские истины, а значит должны ревностно следовать религиозным канонам, несмотря на это, и в их среде встречались недобросовестные исполнители своих обязанностей. Таким был Александр Дьяков, который не раз наказывался за нерадивое исполнение священнического долга, не раз его отправляли в монастыри и пустыни на исправление, переводили из одного прихода в другой.

   Через 5 лет после рождения Николая в церковь на священническое место был определен Евлампий Любимов, который, в отличие от Александра Дьякова, за служение Богу и людям не один раз награждался Епархиальным начальством и пользовался большим уважением прихожан.

   В 1888 году Российский Сенат издал указ о том, что каждый человек  должен именоваться определенной фамилией. Кто дал Николаю и его братьям фамилию Раменский, неизвестно. Но отныне они именовались по названию своей деревни. Но не деревни Рамешки, под таким названием она фигурировала на картах и в официальных документах, а деревни Раменки - так ее именовали в церкви (Богословский справочнике 1865 г. - Раменка Савина), так ее именовали и жители всей округи. В XIX веке только в одном Череповском уезде насчитывалось 9 населенных пунктов под названием Раменье, 3 -  под названием Раменка и одна деревня Рамешки.
  Итак, Николай и его братья стали родоначальниками клана Раменских.
   Раменский - это звучит гордо. 
  Но не все в роду Василия Алексеевича носили эту фамилию. На сайте ОБД-мемориал мы находим Владимира Васильевича Алексеева, рожденного в 1924 году в деревне Савиновой Рамешке Пришекснинского района. Возможно, что двоюродные братья Николая получили фамилию от имени их деда Алексея и стали основателями рода Алексеевых.  История знает немало примеров, когда родные или двоюродные братья записывались под разными фамилиями. В роду Ивашковых, породнившихся с Раменскими в 20-х годах XX века, потомки Филимона сегодня носят фамилию Ивашковых по названию родной деревни Ивашково, а потомки его родного племянника Ивана Корниловича – фамилию Корниловых по имени их деда Корнила.

   А получали крестьяне свои фамилии примерно так. Приходит ребенок записываться в школу или уже взрослый человек едет в уездный город за справкой. Там для оформления необходимых документов его спрашивают:

- Как твоя фамилия?
Обычный в то время ответ:
- Не знаю.
Или:
- У меня нет фамилии.
Тогда спрашивали:
- Имя?
- Владимир.
- Чей ты сын?
- Андрея.
- Значит Владимир сын Андреев. А как зовут твоего деда?
- Алексей.
- Так и запишем: Владимир Андреев (Андреевич) Алексеев.
 
 Или же диалог развивался в несколько другом направлении:
- Откуда родом?
- Из деревни Раменка.
- А-а, так ты раменский? Значит Владимир Андреев Раменский.

 

  В период между рождением Николая в 1878 году и 1889 годом Василий Алексеев Раменский вместе с семьей переезжает из Череповецкого в Кирилловский уезд в деревню Останинскую. В этой деревне он на паях с крестьянином деревни Саунино Череповецкого уезда Дмитрием Кузьминым Порошиным владели по 125 десятин земли.  К слову сказать, деревня Саунина находится в пару верстах от деревни Савина Рамешка. Примечательно, что в списках населенных мест за 1909 год деревня Останинская принадлежала не крестьянам, а господам Порошиным.

  В 1888 году при Николаевской Волоцкой церкви открыли школу, которую, возможно, окончил Николай.
 

  Однако вернемся в деревню Останинскую, расположенную на север от родной деревни Рамешки в расстоянии 100 верст. 


Путь от родной деревни Рамешки до Останинской

  Деревня Останинская расположена на берегу Волоцкого озера, в 40 верстах от Белозерска и 50 верстах от уездного города Кириллова. Как и деревня Рамешка, Останинская имеет многовековую историю. Само название деревни, образованное от старославянского имени Останя, своими корнями уходит глубоко в средневековую историю удельной Руси, когда Белозерским краем правили Белозерские, Ухтомские, Шелешпанские и Сугорские князья. Деревня до сих пор существует, но в ней, по данным переписи населения 2002 года, проживают всего 2 человека. Более подробно об истории деревни можно прочитать ЗДЕСЬ. Видеосъемку деревни можно посмотреть на YouTube.

  В 1896 году, когда Николаю было 18 лет, Василий Раменский уже был зажиточным крестьянином. Он владел 260 десятинами земли, из которых 202 десятины занимали леса.
   Время летит стремительно! Вот уже 1899 год - год призыва в армию юношей 1878 года рождения. В середине весны Николаю исполнился 21 год. Куда его призовут? Николай был высокий, статный брюнет с ярко выраженными чертами лица. Таких парней обычно отбирали в Императорскую Гвардию. Если бы Николай окончил школу, то возможно имел бы льготу - сокращение срока службы на один год: в пехоте вместо 5-и лет 4 года служить, в кавалерии - 5 лет вместо 6-и.
 Сборный пункт новобранцев размещался в селе Вашки. Затем их отправляли в Кириллов, где сортировали по полкам и направляли по конкретному месту службы.
 Елизавета Николаевна вспоминала, что ее отец участвовал в Японской войне, имел Георгиевский крест. В архиве Вологодского ФСБ в деле по обвинению по 58-ой статье, заведенному на Николая Васильевича в 1930 году, отмечено, что он служил в царской армии.
  Уроженцы Новгородской губернии участвовали в Японской войне в составе 13-го Белозерского генерал-фельдмаршала графа Ласси пехотного полка и 86-го Вильманстрандского пехотного полка.
   Кстати, полковым священником в Белозерском полку был родственник священника Волоцкой церкви Александра Ивановича Митропольского - Григорий Алексеевич Митропольский. Он тоже участвовал вместе с полком в Японской войне.

--------------------------------------------
                                         Из истории 86-го Вильманстрандского пехотного полка 

   18.06.1904 г. - в полку получен приказ о мобилизации.

   26.06.1904 г. - полк посетил великий князь Владимир Александрович.

 6.07.1904 г. - полк посетил Император Николай II. Пропустив полк церемониальным маршем, император обратился к офицерам и солдатам со следующими словами:
«Напутствуя вас на Дальний Восток, я уверен, что вы приложите все старания, чтобы поддержать славу и честь России. Желаю вам служить там так же, как вы служили здесь и вернуться назад на радость мне и вашим семьям».

   3-4.10.1904 г. - участвовал в бою за "Сопку с деревом". Вместе с 88-м пехотным Петровским, 19-м, 20-м и 36-м Восточно-Сибирскими стрелковыми полками полностью разгромил японскую пехотную бригаду г.-м. Ямада. Общие японские потери: 1500 убитых, захвачены 11 орудий и 1 пулемет. Потери полка: 4 офицера и 80 нижних чинов убитыми, 23 офицеров (в т.ч. командир полка) и 683 нижних чинов ранеными и 54 нижних чинов без вести пропавшими. В честь полков 22-й пехотной дивизии, укомплектованных преимущественно уроженцами Новгородской губернии, «сопка с деревом» была переименована в «Новгородскую».

Из истории 13-го Белозерского  пехотного полка
  В 1904 году с началом Русско-японской войны часть офицеров, унтер-офицеров и солдат Белозерского пехотного полка численностью до двух рот была командирована на Дальний Восток с целью формирования новых восточно-сибирских стрелковых полков. Сам полк оставался на прежних квартирах, хотя некоторая его часть была привлечена для защиты власти и подавления революционных беспорядков во время революции 1905 – 1907 годов.

--------------------------------------------


Елизавета Николаевна рассказывала, что Николай Васильевич служил ординарцем при офицере. В одном из боев офицер получил тяжелое ранение в живот. Николай Васильевич, рискуя жизнью, собрал выпавшие из живота кишки, забинтовал офицера и вытащил его с поля боя. Несмотря на полученные увечья, офицер выжил и в знак благодарности подарил Николаю надел земли. Кроме того, за подвиг, проявленный в бою, Николай был награжден орденом Святого Георгия.
  Согласно Статуту военного ордена Св.Георгия 1833 года подвиг Николая Раменского подпадает под статью LXXXVI:
"... Достойны награждения знаком отличия Военного Ордена...кто в сражении спасет жизнь своего Офицера, отразив удар, ему угрожавший, или кто освободит его из рук неприятельских".






  Документы, подтверждающие факт получения в дар надела земли,  нами не были найдены.
   По окончании войны Николай вернулся в деревню к родителям и братьям.


  Вид на Волоцкое озеро из деревни Останинской

  Вскоре Николай повстречал свою суженную Александру, высокую голубоглазую блондинку, уроженку Большой Палшемы что на озере Палшемском. 9 верст (меньше 10 км) разделяют эти две деревни, по северным меркам - соседи. Однако деревни относились к разным волостям и приходам: Останинская - к Шубачской волости и Волоцкому приходу, а Большая Палшема - к Прилуцкой волости и Иткольскому приходу. Поэтому маловероятно, что Николай и Александра встретились в воскресный день в церкви на обедне. 
  Но какими были ярмарки в соседнем селе Вашках на берегу Белого озера! Огромное количество народа с разных приходов собиралось на местную ярмарку. Здесь не только продавали и покупали сельхозпродукты, рыбу, соль, колониальные товары и крестьянские изделия. Ярмарка была настоящим праздником, где народ пел песни под гармошку, плясал, пил горькую и закусывал вкусностями, приготовленными местными крестьянками - кулебякой с рыбой или растягаем с грибами. Четыре раза в году, да по нескольку дней к ряду проходила ярмарка в Вашках: на рождество с 6 по 7 января, на Пасху - с 9 по 10 мая, после уборки урожая в сентябре с 8 по 11 число и обязательно на святого Николая с 6 по 8 декабря.
 
Путь на Вашкинскую ярмарку из Большой Палшемы пролегал через деревню Останинскую.


Вид из Останинской на дорогу к озеру Долгому и далее на Большую Палшему

  Метрические книги Иткольской и Волоцкой церквей начала XX века до наших дней не сохранились, поэтому неизвестно когда и в какой церкви обвенчались Александра и Николай. Молодая жена переехала к новоиспеченному мужу в Останинскую. Здесь же в деревне жили братья Николая Платон и Павел со своими семьями.
 


Дом Раменских идентифицирован по окну, запечатленному на фотографии 1914 года. Фото дома сделано в мае 2012 года.

Своих детей Раменские крестили в местной приходской церкви Святителя и
Чудотворца Николая, расположенной в 1 версте вдоль берега Волоцкого озера.



  Волоцкая Николаевская церковь, фото 2012 года. В 30-е годы прошлого столетья местные активисты по указанию районных Советов сломали венчания, снесли высокую трехярусную часовню, а на ее месте пристроили к церкви деревянную школу. Церковь внесена в список объектов культурного наследия Вашкинского района Вологодской области.

  Более 35 лет, с 1880 по 1916 гг., священником Николаевской церкви был Александр Иванович Митропольский. При церкви действовали приходская школа, размещенная в церковной келье, и библиотека-читальня, открытая в 1902 году уездным комитетом попечительства о народной трезвости. Законоучителем при школе был сам священник, а учителем Павел Нименский, сын псаломщика Николаевской церкви. Он же заведовал одной из крупных в уезде библиотекой, насчитывающей 529 томов (данные на 1909 год).
  В семейном архиве сохранилась уникальная фотография семьи Раменских. В этом году будет ровно 100 лет с того дня, когда приезжий фотограф сделал этот снимок.


Клан Раменских на фоне отчего дома. Александра Николаевна  (в центре) на сносях. Значит фото сделано в весной или летом 1914 года. Рядом с ней слева свекровь Наталья Прокопьевна, справа дочь Лидия. В нижнем ряду слева Елизавета, а рядом с ней, вероятно, ее сестричка-близняшка. В конце 20-х в списке состава семьи  раскулаченного Николая Васильевича (в верхнем ряду справа) сестры-близняшки не было.  Вероятно, к тому времени она уже умерла. Вверху слева глава семьи Василий Алексеевич.

  Фотография уникальна, во-первых, потому что единственная фотография предков клана Раменских. Во-вторых, по этой фотографии стало возможным идентифицировать дом Раменских в Останинской (см. Идентификация дома Раменских), в третьих, определить существование родной сестры-близняшки у Елизаветы, о которой никто из близких не знал. Но самое важное и загадочное, которое предстоит еще разгадать - это личность Василия Алексеевича и бумага, которую он держит.
   Александра Николаевна каждые три года рожала детей. Первая дочь Елизавета (или двойняшки Елизавета с сестрой) появилась на свет в 1907 году. В 1911 году родилась Лидия, в 1914 - Анна. Долгожданный и единственный сын Иван родился в 1917 году. А в 18-ом и 21-ом годах Александра Николаевна опять принесла девчат, Валю и Марину соответственно. Первых четырех детей должно быть крестил вышеупомянутый священник Александр Иванович Митропольский.
   Раменские в округе считались зажиточными крестьянами. Но достаток в семье давался тяжелым физическим трудом всех членов семьи, от мала до велика, с утра и до позднего вечера. На скотном дворе держали лошадей и коров, Елизавета Николаевна называла цифру "стадо коров". Также были овцы и куры. На поле выращивали рожь и лен, сажали лук, капусту и картошку. Фруктовых деревьев не было по причине сурового климата края. Из сладостей покупали мед на ярмарке, да в лесу брусника и морошка, редко встречалась голубика. В те времена Волоцкое озеро было богато рыбой. Весной, осенью и зимой мужики закидывали неводы, мережи и сети, в которые попадались щуки, судаки, лещи и другая, не менее вкусная рыба. В заповедных лесах водилось много зверья. Николай Васильевич ставил силки на зайца. Дети собирали грибы и ягоды. В благоприятный сезон грибов было видимо-невидимо. Их сушили, жарили, варили, мочили, солили
. В иной год когда мясо было только в праздник, крестьянки заменяли его белыми грибами, не уступающими по своей калорийности мясу. Пару грибов съел и ты уже сыт.
Однако собирать грибы было большой проблемой. В округе на десятки верст простирались болота, замаскированные под лес. Сколько человеческих душ они забрали в свою трясину?! Но не здесь поджидала беда Раменских. 
 
Политические репрессии

   4 декабря 1926 года Вашкинский Центральный исполнительный комитет лишил Николая Васильевича избирательных прав по Волоцкому сельсовету сроком на 14 лет. Основание - "бывший торговец, кредитовал население на кабальных условиях". Александра Николаевна также была лишена избирательных прав как "жена Раменского, живущая на иждивении". В другом документе причиной лишения избирательных прав указывается систематическая эксплуатация и дача хлеба и денег на кабальных условиях. Это были первые ласточки готовящихся масштабных репрессий против трудового крестьянства.
  В сведениях комиссии по сельхозналогу указано: "систематическая эксплуатация наемного труда. Доход от сельского хозяйства: посева - 2,81 (сумма дохода 199,51); сенокоса 7,15 (сумма дохода 114-40); лошадь 1 (доход 25 р.); коров 2 (доход 40 р.); овец 6 гол. (доход 9 р.). Всего 367-91. Едоков в хозяйстве 7, трудоспособных 1, платит налог в общем порядке, будет платить в индивидуальном порядке".
  Из протокола заседания исполнительного комитета Вашкинского района Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и комиссии по сельхозналогу Раменский значится под первым номером: "Привлечен к индивидуальному обложению сельхозналогом в размере 124 р. 60 коп., пени 33 р. 86 к., с учетом выплаченных сумм в общем порядке".
   Словно предчувствуя, что это еще не конец и вскорости их ожидают худшие времена, Александра Николаевна зашила в наволочку все семейные ценности и отнесла на сохранение своей старшей дочери Елизавете. Елизавета к тому времени уже была замужем за активистом из соседнего села Иваном Ивашковым. Ее родители не дали дочери своего благословения. Но времена уже были другие, безбожные, и для заключения в сельсовете брака родительское благословение не требовалось.
  Следующим этапом со стороны Советской власти было раскулачивание и высылка несогласных с новой политикой на селе. 1 марта 1930 года Николая Васильевича арестовали. На момент ареста он имел дом, двор, хлев, амбар, овин, баню, сеновал, две лошади, две коровы, 7 овец, 12 ягнят. "За проведение антисоветской агитации, за невыполнение хлебозаготовок и льнозаготовок" осужден тройкой ПП ОГПУ ЛВО по ст.58-8 и 58-10 УК РСФСР к 10 годам исправительно-трудовых лагерей". Для отбывания наказания был этапирован на Соловецкие острова.
   19 июля 1930 года на заседании Череповецкой окружной специальной комиссии по пересмотру дел лиц, лишенных избирательных прав, Раменской Александре Николаевне (жене) и Марии Николаевне (дочери) в восстановлении в избирательных правах было отказано. 3 декабря 1930 года на заседании Волоцкого сельизбиркома и группы бедноты было решено ходатайствовать перед райизбиркомом о восстановлении в избирательных правах Раменской Лидии Николаевны (дочери Николая) на основании ст.16 "как достигшей совершеннолетия в 1928 г. и живущей на собственном иждивении".
   21 января 1931 года Александра Николаевна написала заявление, в котором указала, что ее муж выслан и "находится в Соловках". О чем писала в заявлении Александра Николаевна можно только догадываться. Вероятно, просила,  ввиду отсутствия кормильца, не облагать ее семью индивидуальным сельхозналогом.  

   Кроме Николая Васильевича репрессиям подверглись и его братья с семьями. Если Николая Васильевича выслали на Соловки одного, жена с детьми осталась в деревне (этот факт не доказан), то семьи его братьев подлежали высылке в полном составе. Посмотрите, как уничтожали трудовое крестьянство не семьями, а целыми кланами - 1 марта арестовывают, 27 марта 1930 года выносят приговор:
-
Николаю Васильевичу Раменскому, 52 года, (вместе с женой?) 10 лет лишения свободы с отбыванием срока наказания в ИТЛ на Соловках в Карельской Автономной республике;
- Павлу Васильевичу Раменскому, 58 лет, (вместе с ним жена Евдокия Ивановна и трое детей, младшему 10 лет)
10 лет лишения свободы с отбыванием срока наказания в ИТЛ в Кировском районе Мурманской области;
- Платону Васильевичу Раменскому, 57 лет?, (вместе с ним сын Василий Платонович 1905 г.р.)
10 лет лишения свободы с отбыванием срока наказания в ИТЛ в Алданском районе Якутской области.
   Разбросали Раменских по всему белому свету за тысячи километров друг от друга.


Фото 30-х годов. Кемский пересылно-распределительный пункт Соловецких лагерей. Прибыла новая партия заключенных.

Из архивной справки МВД по Республике Карелия:

"Раменский Николай Васильевич 1875 г.р. уроженец Новг.губ. (так в документе), д.Савиново Рамешка ( так в документе), проживал до ареста в д.Останинская Вашкинского рн., по профессии - хлебороб, по национальности - русский, арестован 01.03.1930 г. по статье 58-8-10 УК РСФСР, осужден тройкой ПП ОГПУ ЛВО 27 марта 1930 г. по статье 58-8-10 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы. Отбывал наказание в местах лишения свободы Карельской АССР. Освобожден досрочно 11 июня 1933 года согласно постановлению выездной тройки ПП ОГПУ ЛВО от 08.06.1933 г. Выбыл в Ковженский лесопильный завод Шольского района Ленинградской области..."

_____________________________________________
Нам ничего не известно о годах, проведенных Николаем Васильевичем на Соловках. Но поскольку он с самого рождения не боялся никакого труда, то и там работал со всей отдачей. В результате, через три года Николай Васильевич был досрочно освобожден и выбыл в Ковжинский лесопильный завод, расположенный на реке Ковже, что на западном берегу Белого озера. Родной дом отсюда совсем рядом, в 30 верстах.


Общий вид Ковжинского лесопильного завода на реке Ковже. Фото Проскурина-Горского, 1909 год


   В конце тридцатых годов чета Раменских отправляется за полярный круг в Мурманскую область, в недавно основанный город Мончегорск (1937). Возможно, их вызвал старший брат Николая, Павел Васильевич, высланный в Мурманскую область в Кировский район в 1930 году.
   Почему Раменские оставили насиженные места и уехали в Мончегорск? На наш взгляд, репрессии, которые были применены к Николаю Васильевичу и его семье, повлияли на его решение не заниматься больше сельским трудом. Тяжкий, порой неблагодарный труд, зависящий от многих факторов, в том числе и от милости божьей. Неурожаи из-за засухи или наводнений, падеж скота, тяжелый изнурительный труд всех членов семьи. А потом приходят люди в кожаных куртках с револьверами и под страхом смерти отбирают весь хлеб, обрекая всю семью на голод. Но этого мало, надо еще отца шести детей, единственного кормильца, отправить в трудовой лагерь на исправление, где он, как раб на рудниках, своим стахановским трудом должен был смыть с себя клеймо "кулака". Но и этого мало, местные власти постоянно травят обнищавших голодающих членов семьи, называют их не иначе как "жена кулака", "дочь кулака", "сын кулака". Нет больше им жизни на родной земле.
   Не лучше ли завербоваться на какую-нибудь стройку, работать по 8 часов в день и горя не знать.

   Так они и сделали. Бросили насиженные места и уехали на Крайний Север. Вместе с ними, вероятно, были сын Иван и дочь Лидия. Иван во время Великой Отечественной войны служил на Баренцевом море, где и погиб. А Лидия Николаевна всю жизнь прожила со своей семьей в Мончегорске, где она похоронила своего отца Николая Васильевича и сама была похоронена на Мончегорском кладбище.

Мончегорск

   В 30-е годы в районе Монче-тундры геологами были найдены
залежи медно-никелевых руд. Первым делом началась разработка месторождений в недрах горы Ниттис и одновременное строительство комбината «Североникель».
   Среди озер в красивой тундре начал вырастать город Мончегорск. На строительство комбината были брошены силы огромного количества людей, в том числе и заключенных ГУЛАГа. Многие от тяжкого труда и тяжелых условий жизни погибали. Одним из первых поселков строителей был - поселок Тростники, а позже и Малое Кумужье, там, в деревянных бараках проживали будущие мончегорцы, строители и труженники производства.


Поселок Тростники

В одном из таких бараков, облицованных досками, проживала семья Раменских.



 
   В начале 40-х годов к Николаю Васильевичу приехал племянник Алексей, сын его родного брата Платона Васильевича, высланного в 1930 году в Якутскую область. Сам Платон  к тому времени, наверное, уже умер. Вместе с Алексеем, вероятно, приехали его жена, сын Василий и сестра Олимпиада? Потомки Платона до сих пор живут в Мончегорске. 
   Несмотря на репрессии, гонения, унижения и каторжный труд, через десять лет за тысячу километров от родного дома клан трех братьев Раменских воссоединился. Никакая черная сила не смогла разорвать эту связь. Может на старости лет (Николаю Васильевичу было уже за 60 лет) они заживут спокойной мирной жизнью, в кругу родных и близких.
  Но, видно, покинул бог этот край. Впереди у них были новые, не менее тяжкие испытания. Вторая Мировая! Звучит как приговор для России. Снова смерть, голод, холод, человеческая боль и людская скорбь. Потоки крови и слез снова захлестнули русскую землю. Словно земля эта проклята?!
  Мончегорск и комбинат не раз подвергались бомбежке. Чтобы помочь фронту, люди вкалывали по 20 часов в сутки, а придя домой, грелись возле едва растопившейся, но уже угасающей буржуйки. Ели кашу-клестер, а летом горькие лепешки из клевера. Несмотря на все трудности, город и его жители выстояли.
  Но какой ценой Советский Союз победил в этой войне?! Миллионы убитых и раненных, искалеченных, поломанных судеб. Миллионы! Не обошла стороной беда и дом Раменских. В Баренцевом море на одном из судов, сопровождающих караваны союзников, погиб сын Николая Васильевича Иван Раменский. Единственный сын. Он родился через десять лет совместной жизни Николая и Александры. Долгожданный! Продолжатель рода Раменских, их надежда и гордость. Ему было около 25 лет.

  
  Моя мать Лилия Ивановна Мельниченко (урожденная Ивашкова) вспоминала, что после войны она со своей матерью Елизаветой Николаевной ездили в Мончегорск проведать дедушку. У нее остались добрые воспоминания от этой встречи. В последующие годы русский актер Владимир Иванович Осенев (полковник-инженер Краух в фильме "Майор Вихрь"), вернее не сам актер, а его манера говорить напоминала маме ее деда Николая Васильевича Раменского. И каждый раз видя этого актера на экране телевизора, мама украдкой вытирала слезы.
 В 50-е годы Николай Васильевич Раменский умер. Еще раньше умерла Александра Николаевна.
Фотография похорон Николая Васильевича. Посредине - его дочь Лидия Николаевна, слева ее муж Михаил Максимович, справа - дочь Платона, имя у нее было очень чудное, то ли Октябрина, то ли Олимпиада.

 
Где покоится их прах? Возможно на одном из городских кладбищ Мончегорска? Какая трагическая судьба! Страшно представить, что таких судеб в России было миллионы!
Низкий поклон Вам до земли!


 

                    ***
Спит ковыль. Равнина дорогая,
И свинцовой свежести полынь.
Никакая родина другая
Не вольёт мне в грудь мою теплынь.

Знать, у всех у нас такая участь,
И, пожалуй, всякого спроси -
Радуясь, свирепствуя и мучась,
Хорошо живётся на Руси? 

Свет луны, таинственный и длинный,
Плачут вербы, шепчут тополя.
Но никто под окрик журавлиный
Не разлюбит отчие поля.

Июль 1925
С.Есенин

 

 

 


Просмотров (1687)


Зарегистрированный
Анонимно