Мельниченко Василий Иванович

Материал в разработке



05.08.1930-23.07.2003

В паспорте написано, что родился Василий Иванович 5 августа 1930 года.


Однако в дату рождения закралась ошибка, а причиной была война. Как это было почти на всей оккупированной территории и не только, метрика была утеряна и при восстановлении была допущена ошибка. Мать Василия Ивановича как-то сказала сыну, что родила его в первый день весны. С тех пор отец свой день рождения отмечал два раза в году - 5 августа и 1 марта.

Итак, в паспорте написано, что родился Василий 1 марта 1930 года в селе Григорьевке Ширяевского района Одесской области. На тот момент это место называлось иначе - деревня Григорьевка Петроверовского района Одесского округа. И никогда деревня Григорьевка не называлась селом, а только деревней, так как в ней не было и нет церкви. А ближайшая Покровская церковь находится и по сей день в двух километрах от деревни в селе Александровке. Там и крестили новорожденного младенца его родители Иван Борисович и Анна Денисовна Мельниченко и при крещении дали ему имя Василия, имя очень почитаемого в деревнях святого Василия Великого Кесарийского. К слову сказать, при изучении рода Мельниченко мною не было обнаружено ни одного предка по имени Василий.

Из детства отец вынес несколько воспоминаний, которые нельзя отнести к счастливому детству.
Первое воспоминание о том, как он с матерью идет по дороге, а на обочине сидит баба. "Баба была огромная, но я, маленький ребенок, понял, что она не толстая, а больная, то есть опухшая от голода". Отцу было всего 3 года, а на дворе стоял голодный 1933-й год.

Мать Василия была очень дружна с немкой, проживавшей неподалеку от Григорьевки в немецкой колонии. Немка научила Анну Денисовну готовить вкусные блюда типа "кнудлики" и "шнудлики"  и делать вкусные колбасы. Так вот! Отец вспоминал, как перед самой войной во время летних каникул бабушка отправила его в эту колонию пасти лошадей.  Что его поразило, когда он увидел немецкие домики и их домочадцев, так это абсолютная чистота во дворах, ровненькие заборчики и цветники возле домов. На хозяйке и ее дочерях чепчики, белые фартуки и носочки. "Ну почему в наших украинских домах все не так, - в сердцах вопрошал мой отец. - Покосившиеся плетни вокруг покосившихся мазанок. Если и посажены цветы, то где-нибудь в огороде и совершенно беспорядочно, как сорняки. На матери застиранный платок на голове и серый грязный фартук, в который она время от времени высмаркивается. В летнее время бегает по двору босиком, отчего ноги огрубевшие и больше похожи на мужицкие лапы. И так всё у нас. Ещё тогда, будучи пацаном, я не мог понять почему мы не умеем жить так, как немцы?"

В этом же 1941 году Вася с хорошими результатами закончил деревенскую  начальную школу.



Потом была война...
Семья очень голодала. Самый младший брат Василия Петя был седьмым ребенком в семье и родился именно в этом страшном 41-ом году. Отец вспоминал: "Во время войны из сладостей кушали свеклу. Мать ее в печи пекла. А она сахарная, вкусная. Вот такой у нас был десерт. Еще, мы ловили сусликов и меняли у местного еврея на карамельные подушечки с повидлом. В то время из шкурок сусликов делали дамские шубки" (прим. автора - вероятно, это было до войны).

Еще одно отцовское воспоминание времен войны."В 42-ом мы были под окупацией румын, но в деревне помимо румынских солдат были и немецкие офицеры. Тут же в деревне открыли киоск, в котором продавали сигареты. Однажды один из пацанов, который был постарше нас лет на пять, обворовал киоск и раздал сигареты малолетним мальчишкам, в том числе и мне. Румыны устроили обыски и пару пачек нашли у меня. Помню, стою я возле ореха в огороде, а румынский солдат (или офицер) целится в меня, сейчас меня расстреляет. Мать как скаженная орет на всю округу. Видимо она так страшно и громко орала, что на ее крик прибежал немецкий офицер. Что, да как, да почему? Одна минута могла изменить все! Короче, тумаков мне надавали и этим успокоились". 

После войны, будучи подростком, отец увлекся чтением. "Вся ребятня гоняет мяч на поле, а я по выходным иду пешком за несколько километров в библиотеку в Ширяево и с упоением читаю книги  Толстого, Пушкина, Лермонтова и Достоевского. И ведь никто не заставлял. Сам тянулся к знаниям. Читая русскую классику, я учил русский язык".

В 1949 году Василий поступил в Одесское высшее артиллерийское командное училище. Почему именно туда? Впоследствии он не смог мне объяснить.

 


 

А там, в училище, жесткая дисциплина. Утром ни свет ни заря подъем, зарядка и целый день муштра, муштра, муштра. Отца хватило ровно на год.

Летом 1950-го он вновь поступает, на этот раз в сельскохозяйственный институт, избрав для себя очень мирную профессию землемера. Факультет назывался землеустроительный. В домашнем архиве сохранился альбом с фотографиями и открытками института. Чуть позже я обязательно отсканирую и выставлю на сайт.

Там же, в Одессе учился в мореходке единственный друг детства Володя. Эта фотография приблизительно 50-го или 51-го года, поскольку отец не военной форме курсанта, а в гражданке. Значит он уже студент сельхозинститута. Представляю, какие они были интересные молодые люди. Оба высокого роста 184 сантиметра и оба симпатичные. Отбоя от девчат, наверное, не было.




Потом по окончании мореходки, Владимир всю жизнь плавал на судах и только когда ему минуло 60 лет,  он вернулся в родную деревню, в родительскую хату, расположенную возле деревенского кладбища. Вскорости он умер.

Следующая фотография сделана на рубеже 40-х и 50-х годов. Два брата, старший Михаил слева и Василий справа, а посередине их старшая сестра Лена.




Во время учебы в Одессе, отца отправили в лагеря на два месяца для прохождения военной подготовки. Это было его единственное знакомство с армией. Об этом эпизоде жизни сохранилась фотография. Отец второй слева.




В институте Василий встретил свою суженную.


Лиля Ивашкова (во втором ряду вторая слева), также, как и Василий, поступала сначала в другой институт на юридический факультет, но не прошла по конкурсу. Чтобы не ехать назад домой в город Кадиевку Луганской области, Лиля отнесла документы в сельхозинститут, где постоянно были недоборы студентов.

Почему отец выбрал именно маму, а мама его? История об этом умалчивает. Это была судьба.
Смею предположить, что отец был интересным и умным молодым человеком, с которым приятно было общаться. Мама же выделялась среди женского общества интеллигентностью, хорошим вкусом. В институте она занималась гимнастикой, очень хорошо танцевала. Как она рассказывала, поклонников было много, но она выбрала отца.

На 5-ом курсе института весной они расписались. Свадьбы не было, да и не принято было в городе устраивать свадьбы.

 


 























Просмотров (1513)


Зарегистрированный
Анонимно