Попов Семен Васильевич.JPG

 

Попов О.С. Воспоминания об отце

 

 

ПОПОВ СЕМЕН ВАСИЛЬЕВИЧ


Соленое-Займище – родина отца

 

 4 ноября 1918 года в селе Соленое-Займище родился Попов Семен Васильевич. В начале 20 века Соленое-Займище относилось к Астраханской губернии Черноярского уезда и находилось в 14 верстах от уездного города, на правом берегу Волги. В селе значились 3 училища, 13 лавок, 4 кузницы, 1 питейная лавка, 50 ветряных мельниц, 1 рыболовная ватага, 1 миножное заведение. 13 близлежащих хуторов также принадлежали селу . Кроме земледелия и скотоводства, жители занимались извозом.

 

Солёное Займище было основано в 1700 году и получило своё название по ерику с солёной водой, протекавшему в пойменной части, где оно располагалось. Ещё в начале существования селения здесь на берегу Волги были построены соляные склады, и действовала соляная пристань. В течении всего 18 века преобладающим населением были туземцы - киргизы (так называли в старину казахов). Село активно заселяется русскими переселенцами начиная с 1799 года. Поселенцев привлекало приволье, плодородная земля, бесплатное пользование лесами, бывшими тогда в этой местности довольно густыми, а также водоёмами, богатыми рыбой. Кроме того, местность была очень красива. С возвышения, где впоследствии была построена церковь, открывался широкий простор, серебрились воды могучей Волги.

 

 

Удобно было одновременно заниматься скотоводством, земледелием и рыбной ловлей. Важно было и то, что село находилось недалеко от уездного города Черного Яра, куда можно отвезти излишки хлеба, рыбы, зелени. Первых основателей села (из разночинцев) было не более 12 семейств, переселенцев из Тамбовской губернии не более 15 семейств.

Из рапортов Черноярского земского суда, направляемых в Астраханское губернское правление, следует, что в 1806 году в селение Солёновское Черноярского уезда шло интенсивное переселение разночинцев, проживавших до этого в верховых губерниях России, в Астрахани, Черном Яру.

В июне 1847 года по распоряжению Епархиального начальства Астраханской губернии в Солёном Займище было открыто приходское сельское училище, в которое первоначально были приняты 32 мальчика и 1 девочка.

С 1875 года наряду с церковно - приходской школой действовали два народных училища: мужское и женское.

По статистическим данным 1877 года в селе имелось 533 двора и проживало 1560 душ мужского и 1530 - женского пола. Имелась церковь, богатая своим внутренним убранством, училище, два питейных заведения, кузница, пожарный обоз, хлебный магазин (склад для зерна), 39 ветряных мельниц. Фабрик и заводов в селе не было. На ярмарках селяне продавали скот, шерсть, шкуры. В 1900 году в селе значится 4813 человек.

Таким образом, по истечении 100 лет в Солёном Займище образовалось довольно многолюдное общество.

 


Село Соленое на волжском берегу…

Два купола ветшающей церквушки

Я в памяти своей уберегу,

Дам телеграмму матери – старушке.

 

Их с парохода видел я, с реки.

И тот букет цветов, что за борт бросил,

Есть дань печальная… прощальный мах руки…

И сожалел, что крыльев нет, иль весел!..

 

Пенат отцовских зов…Он часто вспоминал

Конец двадцатых… и босое детство.

Подпаском в них уж в десять лет вставал…

Жить без родителей – несладкое наследство!

 

Братишка с ним, сестренки голосок…

Перебивались, как могли, но жили дружно.

С тех давних пор уж знал он назубок,

Что для того, чтоб выжить, было нужно… …

 

Учебы трудности… Службы не «мед»… Война!

Так на востоке Дальнем оказался…

Ровесник Октября – делил с ним все сполна,

В его идеях разве сомневался?!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Приветственно – прощальный дать гудок?!

Но капитан наш крут, строптив и молод…

И молодежь – не раздражит «урок»? –

Про память, долг… утрат – и боль, и холод!

 

И вот уж на окраине самой,

На первой зелени, у крутизны обрыва,

Мне ль пастушок во след махнул рукой?..

Но мои мысли вывел из «прорыва».

 

Как вы красивы, Волги берега!

А по утрам и вечерам – какие зорьки!

Нам корни были дороги всегда,

Пусть будет чувство их – соленым, но не горьким!..

(Евгений Попов)

 

В родном селе Соленое Займище отец провел детство и юношеские годы. В конце 30-х годов в поисках заработка он отправляется на Дальний Восток. Как и почему мой отец попал на Камчатку, почему обосновался в п.Ключи, мне не известно. Из интервью газете «Камчатская правда» становится ясно, что подростком, до призыва в ряды Советской Армии, он работал на Ключевском лесокомбинате.


…Учебы трудности… Службы не «мед»… Война!

Так на востоке Дальнем оказался…

Ровесник Октября – делил с ним все сполна,

В его идеях разве сомневался?!

 

И по призванию, велению ль Творца,

Но в обузданье разрушительных явлений…

Жизнь посвятил Камчатке, до конца,

И изучению ее землетрясений…

 

И с честью и трудом, верша судьбу,

Достиг там многого, и в звании Человека

Ушел из жизни с болью за страну…

С мечтой здесь побывать в скончанье века

… . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

(Евгений Попов)

Поселок Ключи

 

 

Здесь отец жил и работал с 19__(?) по 1958 год, отсюда он ушел на войну, здесь он познакомился со своей будущей женой, здесь родились его сыновья.

Ключи - поселок Усть-Камчатского района. Основан около 1740 года казаками-переселенцами с реки Лена. Назван по расположению у реки Ключовка, названной так казаками из-за горячих ключей, благодаря которым она не замерзает. Позднее и вулкан, недалеко от которого она протекает, стали называть вместо Горелой сопки Ключевским. Затем это имя закрепилось и за поселком. 1832 г. - крестьяне, проживающие в селе: Кречетов, Удачин, Тюменцев, Ушаков, Штильников, Рыков, Чудинов, Голых, Юрьев, Колегов,Черных.

С 1951 года — рабочий поселок, с 3 декабря 1979 года — город, с 15 апреля 2004 года стал вновь поселком. Поселок Ключи расположен на правом берегу реки Камчатка в 169 км от районного центра.

Cамое любопытное в судьбе этого города, что он раньше назывался Нижнекамчатском и был одним из первых русских казачьих острогов на Камчатке. Основал его сотник Тимофей Кобелев, который вслед за Атласовым привел сюда казаков и обжил эту землю. На стыке 1701 и 1702 годов для сбора ясака* по восточному побережью Камчатки в долине реки Коочь (Еловки), в нижнем течении реки Уйкоаль (Камчатки) строится маленькое зимовье. «В 1704 году, пишет Ф.Г.Софронов в книге « Охотско- Камчатский край», - преемник Кобелева Михаил Зиновьев перенес зимовье на Ключи и обнес деревянным укреплением». 

В 1705 - 1706 г. новый приказчик Колесов около зимовья поставил другой острог мерою кругом 30 саженей, в вышину полтрети сажени. Судя по « Росписному списку» 1723 года, здесь был « стоячий тын», и в нем на полдень изба ясачная, на запад атаманская изба с 11 атаманами , башня над воротами, амбары, дела, судовые припасы, Гарнизону в остроге: сын боярский, казаков 80, промышленных 9 человек, 2 пушки».

Какие еще подробности известны нам о Ключевском Нижнекамчатске? Их немало. Вот, например, в 1717 году одна из партий казаков мореходов, проложивших до этого путь из Охотского порта в Большерецкий острог, обогнула на морском судне полуостров у мыса Лопатка и связала Охотск с Нижнекамчатском, превратив его тем самым в третий русский порт на Тихом океане. Это было официальное признание порта Нижнекамчатск, хотя, начиная, возможно, с казаков из отряда Тимофея Кобелева, русским был известен морской путь на байдарах от устья (нынешней реки Вывенки), откуда они потом с грузом пушнины двигались через тундру к Анадырской крепости, а затем вдоль побережья Северного Ледовитого океана на Якутск.

А скоро Нижнекамчатскому порту суждено было стать и всемирно известным: именно отсюда начала свой поход в историю Первая Камчатская экспедиция Витуса Беринга. Правда, в судьбе самого Нижнекамчатска эта экспедиция сыграла трагическую роль.Дело в том, что, прибыв из Охотска в Большерецк перед самым началом осенних штормов, Беринг не решился рисковать грузом экспедиции и распорядился доставить его из Большерецка в Нижнекамчатск на местных лодках батах и собачьих нартах, Доставкой багажа занимались местные жители, которым Беринг, как старший в чине, обещал за работу снять на год ясачную повинность.

Зимой 1728 года в урочище Ушки был построен бот - Военно - морское судно ~ «Святой Гавриил», на котором и отправились члены Первой Камчатской экспедиции в плавание. Вернулись они в сентябре, снова зимовали в Нижнем, а летом 1729 года окончательно ушли в Охотск. Весь этот период ительмены, жившие вокруг острога, продолжали обслуживать экспедицию, «справляя каюрную гоньбу» и неся вместо налоговой (ясачной) повинность оброчную. Командор, конечно, понимал, что поставил местное население в тяжелое положение жизнь ведь на полуострове была и без того трудна, а тут нужно прокормить еще столько человек, и он перед отъездом дает распоряжение «взимать» ясак с тех ительменов, которые, занимаясь «экспедичными» делами, пропустили пушной промысел. С тем он и уехал. Приказ Беринга не был выполнен: дело в том, что казаки отчитывались за ясак пред Якутском, а не Берингом, и если они боялись нарушить приказ в его «бытность» в Нижнем, то после отъезда предъявили нижнекамчатцам - камчадалам все их задолжности с 1728 по 1731 год. Вот тогда и поднялись камчадалы на знаменитый свой бунт, который возглавил Федор Харчин. И первой их жертвой стал.,. Нижнекамчатск. Он был сожжен. А потом и заброшен - новый Нижнекамчатск в середине тридцатых годов был построен у Шантальского (Ажабачьего) озера, а камчадалы нижнекамчатска переселились на реку Козыревку. Но в 1741 голу вновь поселились люди в этих местах и были для этого особые причины. В том же 1717 году, когда пробил русский корабль дорогу до Охотского моря в Тихий океан, бывший казак Иван Козыревский, постригшийся в монахи под новым именем Игнатий, основывает на реке Ключевской Успенскую пустынь, где начинает разводить с монахами овощи и сеять хлеб. Им удавалось снимать неплохие урожаи, и русское правительство, узнав об этих земледельческих опытах на Камчатке, принимает решение о расселении на полуострове государственных крестьян и заведении «в Камчатке» земледелия. Вот в числе первых крестьянских поселений и появляется здесь в 1741 году село Ключи. С хлебопашеством ничего не вышло. Как ни бились крестьяне, но лишь редкие годы удавалось им получить урожай - хлеб сгнивал на корню, убивало его ранними заморозками. Да и не было у самих крестьян никакой заинтересованности в том урожае все, что ни вырастало на этой земле, принадлежало не им - они были крепостными государственными крестьянами, и весь их труд поглощала казна. Поэтому ключевские землепашцы очень быстро переняли у ительменов, с которыми нередко вступали в родство, их опыт рыбных и пушных промыслов. От былого крестьянства остались разве что небольние огородики, получившие широкое распространение и среди местных жителей, да кое какая скотина. Так что, хоть и считали их по всем бумагам еще полтора столетия крестьянами, они не знали уже ни плуга, ни бороны... Опыты по выращиванию хлеба тоже продолжались еще немало лет - чуть не каждый новый начальник пытался выполнить древнюю правительственную директиву. Но достижения были практически такими же, как и в первые годы, когда переселенцы с Лены с жадностью поднимали ключевскую целину и бросали ржаную и ячменные зерна в землю долины древней Уйкоаль. При Завойко построили здесь даже водяную мельницу.

Коренные изменения в жизни села наступили сразу после установления Советской власти - с появления первых артелей по совместной заготовке рыбы и обработке земли, с колхозов, в которых с первых же дней существования выделилось аграрное направление, прежде всего картофелеводство. А в 1932 году здесь был построен лесопромышленный комбинат. Его сооружение было продиктовано острейшими нуждами тек лет - развитием рыбной промышленности Камчатки. Рыбокомбинаты и рыболовецкие колхозы полуострова задыхались без тары ящиков, бочек. Требовались детали для кунгасов, которые выпускала местная судоверфь. Нужны были шлюпки для обслуживания морских ставных неводов, строительные материалы для бараков и домов, которые возводились во всех рыбацких поселках восточной и западной Камчатки. Вместе с ростом рыбной промышленности разрастался и рабочий поселок Ключи. И его уже не устраивали малые аграрные возможности колхоза, И рождается совхоз «Ключевской» - крупное хозяйство овоще-молочного направления. И оказалось, что Ключевским животноводам и овощеводам многое по силам. И это в руках хозяев своей земли, а не холопов, как в старину.

Так менялся облик этого камчатского казачьего острога и ительменской деревни, тихоокеанского порта и крестьянского русского села, рабочего поселка лесорубов и обработчиков, животноводов и овощеводов и третьего на Камчатке города Ключи.

Сегодня Ключи - это не только значительный экономический центр Камчатской долины Это еще город науки. Ведь именно здесь 50 лет назад советская вулканология оформилась как самостоятельная отрасль науки. А Ключевская вулканостанция стала предшественницей единственного в мире Института вулканологии. Материал предоставлен: Смирновой О.К. (учитель средней шк №4 п.Ключи, рук. краеведческого кружка) Источник: Камчатская правда. 17 октября 1984г. № 239 ( 16.437) ЦГА ДВ ф. 1005, оп.1, д. 38 1910 г. Жители с. Ключи – Ушаковы, Штильников, Попов, Бобряков, Брагин, Удачин, Кречетов, Юрьев, Миронов, Григорьев, Рыков, Тюменцев ЦГА ДВ, ф. 1007, оп. 1, д.12

 

…Учебы трудности… Службы не «мед»… Война!

Так на востоке Дальнем оказался…

Ровесник Октября – делил с ним все сполна,

В его идеях разве сомневался?!

 

И по призванию, велению ль Творца,

Но в обузданье разрушительных явлений…

Жизнь посвятил Камчатке, до конца,

И изучению ее землетрясений…

 

И с честью и трудом, верша судьбу,

Достиг там многого, и в звании Человека

Ушел из жизни с болью за страну…

С мечтой здесь побывать в скончанье века

… . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

(Евгений Попов)

 

ТОПОГРАФО-ГЕОДЕЗИЧЕСКОЕ И КАРТОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОБЕДЫ В ВОЙНЕ С ЯПОНИЕЙ (9 АВГУСТА – 2 СЕНТЯБРЯ 1945 г.)


 

Нес службу мой отец в СА на Дальнем востоке, в топографических войсках, участвовал в Советско – Японской войне 09.08. – 02.09.1945 года. Из моих воспоминаний детства: много рассказывал об исхоженных сопках, переправах через таежные речушки, встречах с медведями и медвежатами; освобожденном городе Харбин (Китай), встрече с союзниками (американцами). В каком полку он служил, к какому фронту относилась его часть, никаких документов не сохранилось. По окончании войны он был награжден медалью «За победу над Японией».

 

(Попов С.В. в верхнем ряду второй справа)

 

 

11 февраля 1945 г. руководители трех союзных держав – США, Великобритании и СССР – подписали соглашение, по которому Советский Союз обязался вступить в войну против Японии через два-три месяца после разгрома Германии. 8 августа 1945 г., после отклонения Японией ультиматума правительств США, Великобритании и Китая о безоговорочной капитуляции, к которому присоединился СССР, Советский Союз объявил войну Японии. Причинами, кроме союзных обязательств, были: постоянная угроза с японской стороны вторжения в пределы Советского Дальнего Востока; содействие скорейшему окончанию второй мировой войны; необходимость помощи странам Азии, прежде всего Китаю в освобождении от японских оккупантов.

Нужно было разгромить главную военную силу Японии – Квантунскую армию, а также японские войска на Южном Сахалине и Курильских островах. Наступление советских войск должно было развернуться на фронте общей протяженностью более 4 тыс. км. Глубина боевых задач фронта достигала 600–800 км. Здесь действовали образованные 1-й и 2-й Дальневосточные и Забайкальский фронты. Для непосредственного руководства действиями сухопутных и морских сил против Японии было создано Главное командование советских войск на Дальнем Востоке. Главнокомандующим был назначен Маршал Советского Союза А.М. Василевский, начальником штаба – генерал армии А.И. Антонов.

Командирами частей ВТС (Войска топографической службы) Забайкальского и Дальневосточных фронтов были назначены: начальником ВТС Забайкальского фронта – полковник М.С. Мондрус (бывший начальник ТС Ленинградского фронта); 2-го и 1-го Дальневосточных – полковники С.П. Боганков (начальник ТС Дальневосточного фронта с 1938 г.) и А.Н. Ардаев (бывший начальник ТС Карельского фронта). Командирами частей ВТС были офицеры, имевшие опыт командования ТС в похожих условиях территорий в войне с Германией, либо знающие местные дальневосточные условия.

Главной задачей ТС здесь было обеспечение войск топографическими картами. Забайкальский фронт обеспечивали геодезический, два топографических и один моторизованный топографический отряды, две военно-топографических фабрики, геодезическая вычислительная часть, четыре склада карт; 2-й Дальневосточный фронт – соответственно, геодезический, два топографических и один моторизованный топографический отряды, военно-картографическая фабрика и четыре склада карт; 1-й Дальневосточный – два топографических отряда и три склада карт.

Особенности топогеодезического обеспечения войск определялись условиями задач фронтов. Забайкальский фронт должен был преодолеть хребет Большой Хинган, покрытый лесами, имевший множество ущелий, ручьев, рек; Дальневосточные фронты – горнотаежные и болотистые местности, крупные реки Амур, Уссури. На пути войск были долговременные огневые точки (ДОТ).

Особые условия топогеодезического обеспечения Дальневосточного театра военных действий изучались в течение всего периода войны с фашистской Германией. Заблаговременная подготовка топогеодезического и картографического обеспечения войск не исключала особых сложностей ее осуществления.

Топографические службы должны были обеспечить действия сухопутных войск в горно-лесистых и пустынных местностях. Для авиации обеспечивалась подготовка строительства аэродромов, в том числе в горных районах Манчжурии, иногда на высоте 1 100–2 000 м над уровнем моря, с увеличенными взлетно-посадочными полосами.

Военно-топографическими службами обеспечивались взаимодействие 1-го Дальневосточного фронта и сил Тихоокеанского флота (ТОФ), форсирование р. Амур войсками 2-го Дальневосточного фронта, высадка десанта на остров Татарский и другие операции ТОФ и Амурской флотилии.

Исключительно сложными были задачи топогеодезического обеспечения боевых действий 17-й и 19-й Сибирских дивизий. ВТС 17-й дивизии обеспечивали форсирование р. Халхин-Гол, путь по труднопроходимым пескам пустыни Гоби, 150-километровый маршрут через высокогорный хребет Большой Хинган и выход передовых частей дивизии к столице Внутренней Монголии г. Ваньемяо. ВТС 19-й дивизии обеспечивали переход границы с Манчжурией, прорыв Халун-Аршанского и Хайларского укрепленных районов, преодоление хребта Большой Хинган5. В присвоенном Сибирским дивизиям почетном звании Хинганских, безусловно, значительна доля ратного труда топогеодезистов, картографов, обеспечивавших их боевой путь.

В обеспеченных военно-топографическими службами Манчжурской, Южно-Сахалинской и Курильской десантных операциях советских войск были освобождены Северо-Восточный Китай, Северная Корея, южная часть о. Сахалин и Курильские острова. К концу августа 1945 г. было завершено разоружение Квантунской армии, армии Маньчжоу-Го, войск Внутренней Монголии и японской Суйюаньской армейской группы. 2 сентября на борту американского линкора «Миссури» представители Японии подписали акт о безоговорочной капитуляции. Это означало окончание второй мировой войны.

В войне с Японией топографические службы Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов успешно выполнили задания по топогеодезическому обеспечению боевых действий; 6-й, 7-й топографические и 63-й геодезический отряды были награждены орденами Красной Звезды, наиболее отличившиеся офицеры, сержанты и солдаты – орденами и медалями Советского Союза.

 

Демобилизовался отец в конце 1945 года. В этом же году он вернулся в Ключи и поступил на работу на Ключевскую вулканологическую станцию.

 

 

Ключевская вулканологическая станция, история создания и развития

 

Камчатская вулканологическая станция

Камчатскую вулканологическую станцию по праву называют колыбелью российской вулканологии. Станция стала первой школой вулканологических знаний, школой мужества, научила любить Камчатку. На станции выросла плеяда вулканологов: профессор В.И. Влодавец, член-корреспонденты АН СССР Б.И. Пийп, Г.С. Горшков; доктор наук А.А. Меняйлов, С.И. Набоко, А.Е. Святловский, Е.К. Мархинин, Б.В. Иванов, кандитаты наук Л.А. Башарина, Г.Е. Богоявленская, И.И. Гущенко, П.И. Токарев, А.И. Фарберов, В.И. Горельчик, Н.А. Жаринов, В.А. Широков, П.П. Фирстов, А.И. Малышев, Е.Ю. Жданова. На станции зарождались научные направления и школы, которые получили дальнейшее развитие в Институте вулканологии. В 1946 г. в составе станции была организована Ключевская, а позже Козыревская (октябрь 1958 года) сейсмические станции, на станции организуется сейсмический отдел. Было положено начало геофизическим исследованиям активных вулканов. Первым заведующим сейсмической службы был Н.Е.Соколов. Наиболее плодотворной работа была у Г.С.Горшкова, П.И.Токарева, В.И.Горельчик, В.В.Степанова.

Для изучения извержений в эти годы на Камчатской вулканологической станции организовывались специальные экспедиции. В работе таких экспедиций принимали участие сотрудники Института вулканологии и вулканологической станции, а также прикомандированные специалисты других организаций, студенты-практиканты. Численный состав коллектива станции достигал в это время 50 человек, в летнее время за счёт временных сотрудников увеличивался до 70-80 человек. На станции до 1990 года круглый год работали три полевые сейсмические станции, которые обслуживали лаборанты вулканологической станции.

Следует отметить значительный вклад в работу по руководству сейсмической службы станции кандидата геолого-минералогических наук В.И.Горельчик, м.н.с. В.В.Степанова. Долгие годы выполняли вахтенную службу на стационарах в п. Ключи, п. Козыревске и полевых станциях: В.А.Аристархов, В.В.Аристархова, С.В.Попов, В.Г.Ушаков, К.С.Киришев, В.М.Козев, В.П.Ханзутин.

 

 С.И. Набоко, доктор геолого-минералогических наук, заведующая лабораторией поствулканических процессов Института вулканологии ДВНЦ АН СССР, “Камчатская правда”, 27 сентября 1975 г.

Сорок лет назад в пос. Ключи, на его окраине была открыта Ключевская вулканологическая станция. Она была первым на Камчатке постоянно действующим научно-исследовательским учреждением Академии наук СССР.

Еще в 1929 году Академией наук и Геологическим Комитетом было решено начать систематическое изучение вулканов Камчатки. Толчком послужило извержение в 1926 году вулкана Авача, о котором стало известно, в основном, по донесениям и статьям уроженца г. Петропавловска, учителя школы, натуралиста-ученого П. Новограбленова.

Заседание Тихоокеанского комитета АН СССР постановило организовать на Камчатке стационар для изучения извержений вулканов, и в 1935 году такая станция была открыта в пос. Ключи по инициативе академика Ф.Ю. Левинсон-Лессинга. Станции по праву присвоено его имя.

Первым начальником станции был В.И. Влодавец, на долю которого выпал большой труд строительства и организации станции. Ныне он профессор, консультант Института вулканологии. Первым химиком на станции был И.З. Иванов, первым вулканологом - В.Ф. Попков.

Вулканологическая станция создавалась для систематических наблюдений за динамикой вулканических процессов, режимных геохимических исследований, определения закономерностей проявления вулканизма и особенностей продуктов извержения вулканов, разработки методов прогноза извержений и вулканического районирования. Эта программа была предложена Ф.Ю. Левинсон-Лессингом.

В 1936 году вышел в свет на русском и английском языках первый номер Бюллетеня Ключевской вулканологической станции. В прошлом, 1974 году, вышел его пятидесятый номер.

Научно-исследовательские работы на станции проводились группами сотрудников Академии наук СССР, которые откомандировывались на Камчатку на 2-3 года на так называемые “зимовки”. На смену первой годичной зимовке В.И. Влодавца в 1936 году приехала новая группа, которую возглавлял А.А. Меняйлов, ныне доктор геолого-минералогических наук.

Станция в 1936 году была еще полностью не отстроенной. Она представляла собой одноэтажный бревенчатый дом, половину которого - четыре жилых комнаты - занимали четыре семьи. Здесь же располагалась “кают-компания”, где зимовщики питались и проводили в беседах свой досуг. Во второй половине дома размещались химическая лаборатория и два кабинета вулканологов.

Сейчас в сохранившийся лесной массив красиво вписывается белоснежное двухэтажное здание Ключевской вулканологической станции с целым рядом специализированных кабинетов, библиотекой и музеем, сейсмическая станция, ряд благоустроенных домов для сотрудников станции и вспомогательной службы.

 

На станции успешно работает большой научный коллектив, возглавляемый кандидатом геолого-минералогических наук Борисом Владимировичем Ивановым. Ключевская вулканологическая станция воспитала большую плеяду вулканологов.

Из стен станции вышли замечательные ученые, известные далеко за пределами страны - доктора наук В.И. Влодавец, Б.И. Пийп, А.А. Меняйлов, Г.С. Горшков, Е.К. Мархинин, А.Е. Святловский, кандидаты наук И.И. Гущенко, П.И. Токарев, Г.Е. Богоявленская, А.Н. Сирин, К.М. Тимербаева, О. и В. Борисовы. Вулканологическую школу на станции прошла основная часть вулканологов второго поколения - И.Т. Кирсанов, Т.П. Кирсанова, Е.К. Серафимова, И.А. Меняйлов, Л.П. Никитина, О.А. Важеевская, Ю.М. Дубик, А.И. Фарберов, А.М. Сапожникова, О.А. Шанина, В.И. Горельчик и другие.

В организационном и научном отношении Ключевская станция остается основоположником советской вулканологии. В 1946 году на ее основе была создана в Москве лаборатория вулканологии, в 1962 году - Институт вулканологии в Петропавловске.

В 1946 году была организована Ключевская, а позже Козыревская сейсмические станции, которые вошли в состав Ключевского вулканологического центра. Первым начальником сейсмической станции был Н.Е. Соколов. Наиболее плодотворную работу здесь проводили Г.С. Горшков и П.И. Токарев, ныне заведующий лабораторией прогноза и механизма извержений Института вулканологии. Бессменным начальником Козыревской станции в продолжении двух десятков лет является наш ветеран труда С.В. Попов.

В первые годы деятельности вулканологической станции прогноз извержений находился в стадии разработки методик. В этом, 1975, году начало и место прорыва новых кратеров в районе вулкана Толбачика было блестяще предсказано П.И. Токаревым.

У Г.С. Горшкова зародилась идея экранирования сейсмических волн магматическим очагом, в частности, Ключевского вулкана. Суть ее заключалась в том, что очаги питания вулканов находятся за пределами земной коры - на глубинах свыше 50 километров. Доказывалось, что породы земной коры не оказывают существенного влияния на состав продуктов извержения. Все это привело к утверждению, что вулканизм может рассматриваться как индикатор состояния и состава подкоровых глубин нашей планеты. Эта идея оказалась очень плодотворной и нашла широкий отклик у советских и зарубежных специалистов широкого профиля.

Геофизическое направление, зародившееся на Ключевской вулканологической станции, получило дальнейшее развитие в Институте вулканологии, где создано несколько специализированных лабораторий, объединенных в отдел геофизики (заведующий отделом - член-корреспондент Академии наук СССР С.А. Федотов).

На Ключевской вулканологической станции еще в 1937 году началось систематическое исследование динамики извержений вулканов, геохимических и петрологических особенностей продуктов их деятельности.

За время существования станции произошел ряд извержений вулканов - Ключевского в 1938, 1945, 1946, 1952, 1956, 1962, 1974 годах, Авачинского в 1945, Шевелуча в 1944 и в 1964 годах, Безымянного с 1955 года и поныне. Результатом изучения их явились классические работы, вошедшие в фонд мировой вулканологии.

Однако первые годы исследования извержений вулканов проходили в иных условиях, чем ныне. В 1938 году к побочному кратеру Ключевского вулкана (Билюкай) автору этих строк и А.А. Меняйлову пришлось пробираться на собачьих упряжках, ориентируясь только на зов (грохот) вулкана в продолжении десяти дней. И когда мы прибыли к центру извержения, лавовый поток имел уже длину 6 километров, а шлаковый конус - около 100 метров высоты. Начало извержения оказалось не изученным. Только спустя многие годы стало возможным использовать авиацию. Исследования извержения вулкана Толбачик в текущем 1975 году проходят в совершенно иных условиях.

В настоящее время, когда на Камчатке создан Институт вулканологии ДВНЦ АН СССР, значение Ключевской вулканологической станции приобрело новую форму. На фоне продолжения основных работ по систематическому изучению состояния вулканов Ключевской группы расширились комплексные исследования, проводимые станцией совместно с другими подразделениями института и союзными научно-исследовательскими и учебными учреждениями.

С Ключевской вулканологической станцией связаны имена и идеи многих ученых разных специальностей. За годы своего существования станция пережила и большие утраты. Ушли от нас навсегда незабываемые коллеги и товарищи, способствовавшие развитию Ключевской вулканологической станции: Б.И. Пийп, Г.С. Горшков, И.З. Иванов, В.Ф. Попков - погибший на фронте Великой Отечественной войны, А.А. Былинкина (погибла при спуске с Ключевского вулкана), Н.К. Классов, А.Н. Сирин, Б.В. Энман. Память о них и их научное наследие навсегда остаются с нами.

Пожелаем всем, кто работал и работает сейчас на Ключевской вулканологической станции и содействовал ее развитию и успехам в творческой и общественной деятельности, здоровья и большого личного счастья.

С начала открытия Козыревской сейсмической станции ее бессменным начальником становится Попов С.В., в качестве которого работает до выхода на пенсию (1978 год).

 

Сейсмостанция представляла собой здание, разделенное на две половины: в правой находилось жилое помещение, в левой половине размещалась сама сейсмостанция.

 

Лучшие годы нашей жизни

 

 

 

Поселок Козыревск расположен на правом берегу реки Камчатка в 247 км от районного центра - поселка Усть-Камчатск. Историческое происхождение названия — в честь казака Ивана Петровича Козыревского — первооткрывателя Курильских островов (1711 г.), составителя карты Камчатки (1726 г.). Возник до 1740 года.

Пути сообщения: грунтовая автомобильная дорога. Расстояние до областного центра — 492 км. Численность населения — около 1500 чел.

Через Козыревск проходят многие туристские маршруты, ведущие к Ключевской группе вулканов.

 


История Козыревска

Иван Козыревский первый собрал ясак с местных жителей, река и селение на ней получили новые имена: река стала именоваться Козыревкой, а селение - Козыревском. К 40-м гг. XVIII века тойоном здесь был "лучший мужик” Накша, ясачных плательщиков 14 душ.

Для более удобного сообщения между селениями местная администрация перенесла селение в устье реки Козыревки, где Козыревск находился до конца XIX века.

Козыревск, как и многие селения по реке Камчатке, неоднократно менял месторасположение. Частые размывы берегов в период половодья послужили причиной переноса строений ниже по реке Камчатке –туда, где река делает крутую излучину, в местечко, носящее название Владимировка. Месторасположение было выбрано удачно, здесь находилось ключевое озеро, куда вплоть до декабря заходил на нерест зимний кижуч, окрестные места были богаты рыбой и дичью. Люди селились в этих местах еще в глубокой древности.

На Домашнем озере археолог Н.Н.Диков обнаружил крупную неолитическую стоянку, датируемую около 800 лет назад, - остатки полуземлянок в виде углублений диаметром 3-4,5 м и глубиной 20-35 см. Остатки от жилищ располагаются на юго-восточном берегу озера. Другая стоянка древнего человека располагалась на берегу реки Камчатки, рядом с нынешней электростанцией.

В 1876 году на Камчатке проводилась перепись населения, тогда в селении проживало 78 человек, все камчадалы. Домов было 11, амбаров 16, балаганов 13, стаек 9.

Здесь находилась часовня во имя Святого Иннокентия Иркутского. Колокола в часовне не было, зато висела серебряная тарелка и гвоздь, которым били в тарелку. Эта тарелка с 1711 года исполняла роль колокола в Камчатской пустыни, расположенной на ключах, затем была передана в Козыревск, где находилась до 1910 года.

К 1930 году основную этническую группу населения составляли камчадалы, потомки от браков русских крестьян и ительменов. Семьи, как правило, были многочисленные, в них жили три поколения: Кречетов И.Д. - 8 человек, Кречетов Ф.С. - 8, Рыковы - 9, Турнаев М. - 8, Черных - 12, Черных И. Д. - 15, Чуркин Н.К. - 6, Чуркин М.М.- 16 человек и т. д.

C 20-х гг. здесь стали селиться русские, прибывшие из центральной России: В. Петрухнов - бывший офицер царской армии, Засухин, В. Борисевич и другие.

Сегодня поселок, один из самых красивых на Камчатке, расположен в живописном лесном массиве на берегу реки Камчатки. Отсюда открывается прекрасный вид на Ключевскую группу вулканов и "домашний” вулкан Толбачик. В первые годы дома располагались на берегу реки. Потом стал образовываться "верхний” ряд улиц, произошло разделение села на верхних и нижних, не только по территории проживания, но и по имущественному положению. Нижнюю часть звали слободой, жителей верхних домов – заберезенцами. "Нижние” и "верхние” часто враждовали между собой, иногда доходило до потасовок между детьми. Условной границей была береза на околице села. Но потом березу срубили, вражда забылась. Дальнейшее жилищное строительство велось вверх и "за овраг”. Еще в 30-х гг. оврагом, поросшим густым шиповником, заканчивалось село. Потом село стало разрастаться. Появился район Новостройка. Дальнейший рост села продолжался вдоль "старой” дороги, ведущей в Ключи, и параллельно первой улице.

В 1930 году на Камчатке вслед за волной рыболовной кооперации и интегральными союзами, которые выполняли снабженческо-заготовительные, кредитные и культурно-бытовые функции, стала внедряться коллективизация многопрофильных хозяйств, в основе деятельности которых лежали вылов и обработка рыбы, охота и земледелие. В самом начале 30-х гг. был создан Козыревский колхоз "Путь Ленина”. Летом колхозники ловили и обрабатывали рыбу, косили сено для колхозного стада, работали на общественных огородах, зимой охотились.

 

 

 Статья из газеты «Камчатская правда»

 

 

 

 

 

После выхода на пенсию, отец переехал в г.Куйбышев.  15 января 1986 года после продолжительной болезни Семен Васильевич Попов умер.

 

                     Благословляю вас, леса…

                     А.Толстой –П.Чайковский – Ф.Шаляпин.

 Отцу

 

Ветвей березы веер гибкий

Объял дугою наш балкон.

Я летом слышу шелест тихий,

Зимой – кристаллов перезвон.

 

Одним таким хрустальным утром

Тот звон послышался сильней –

Со мной печаль большой утраты

Делила стайка снегирей!

 

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Он так любил природы лоно,

Оберегал, как мог, от зла.

И, может, с этим перезвоном

Она поклон ему слала?!

                                            Янв. 86г. (Куйбышев)

Евгений Попов

Скачать файл (584,78 КБайт)
Просмотры (389)  Скачивания (84)  Комментарии (1)



Олег 21.08.2013 в 11:38

очень хорошая информация, спасибо!

Зарегистрированный
Анонимно